Паломничество на Святой Афон и
православные святыни Греции

Паломничество на Святой Афон и православные святыни Греции

Паломническая служба «Афонит»

+38 (066) 596-99-71

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

+38 (066) 596-99-71

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.+38 (066) 596-99-71

О Святой Горе Афон

Άγιον Όρος. Святая Гора Афон. Одно только это словосочетание в сердце тысяч наших соотечественников со времен Крещения Киевской Руси вызывало трепетные и благоговейные чувства. Попасть на Святую Гору, приобщиться к ее благодатным святыням – заветная мечта сотен тысяч православных людей на протяжении столетий. Ведь именно Афон является монашеским сердцем Вселенского Православия. Именно отсюда тысячу лет назад на Киевскую Русь было принесено православное монашество. Отсюда веками изливался на Русь поток святоотеческого книжного просвещения, подвижничества и аскетизма.

Но еще более важно для православного христианина, что именно Афонскую гору избрала своим Уделом сама Божия Матерь. Поэтому Афон во всем христианском мире издревле считается Уделом Божией Матери.

Афонское Предание сохранило до наших дней свидетельства, как ученики Христовы, желая узнать волю Божию – в каких странах каждому из них нести евангельское благовестие – бросили жребий. Среди Апостолов присутствовала и Божия Матерь, которой выпала Иверия. Но не успела Пресвятая Богородица собраться в дорогу, как архангел Гавриил возвестил Ей волю Божию – подождать, пока Сам Господь не укажет Ей страну для несения проповеди.

Сопровождаемая учеником Спасителя Иоанном Богословом, Она отправилась на остров Кипр, чтобы увидеться с «другом Христовым», праведным Лазарем Четверодневным, воскрешенным Самим Спасителем. Не имея возможности, из-за гонений иудеев, прибыть в Иерусалим лично, он просил Божию Матерь наведать его на Кипре.

Однако в море судно, на котором плыли Богородица и Апостол Иоанн Богослов, настигла сильная буря. Внезапно поднявшимся ветром корабль несколько дней гнало в сторону от Кипра, по Эгейскому морю, пока не прибило к северо-восточной стороне греческого полуострова Халкидики, к его еще более малому полуострову Афон.

Когда буря стихла, Божия Матерь сошла на берег. «Сие место будет Мне в жребий, данный Мне от Сына и Бога Моего. Благодать Божия да пребудет на месте сем», – сказала Пресвятая Богородица, благословив Свой новый Удел. Произошло это промыслительное событие в 44 году от Рождества Христова.

Пророческие слова об Афоне сбылись с совершенной точностью. Афон, земной Удел Божией Матери, стал исключительно иноческой страной, единственным в мире автономным монашеским государством и «цельной обителью», соединившей в себе двадцать монастырей и огромное количество скитов, келлий, калив и исихастерионов. 
Во мнении общественном он воспринимается не полуостровом, а самостоятельным островом, куда можно приехать только с одной целью – молиться Богу.

Природа Святой Горы

Афон – узкий гористый полуостров на юге Македонии (исторической области Греции), крайняя восточная оконечность полуострова Халкидики. Его протяженность с северо-запада на юго-восток – около 60 км, ширина – от 7 до 19 км. У самого перешейка, который соединяет полуостров с материком, начинается горный хребет, вначале незначительной высоты; к юго-востоку он постепенно повышается и переходит в скалистую горную цепь. На южном конце полуострова над водами Эгейского моря возвышается величественная пирамида горы Афон (2033 м). 

Природа Афона отличается небывалым богатством и разнообразием. Воистину, как писал в XIX веке русский иеросхимонах Сергий (Веснин), это частичка рая на земле, чудом Божиим сохранившаяся до наших дней. 

Кроме южного пика и прилегающих к нему скал, почти весь полуостров покрыт растительностью: еловые, дубовые, каштановые леса, кустарники, в верхней части горных склонов — вересковые пустоши. С гор стекают ручьи. Монахи – насельники Святой Горы – выращивают здесь плодовые деревья – маслины, виноград, цитрусовые, яблони, черешню, грецкие орехи. Климат Афона мягкий, средиземноморский, с жарким летом и дождливой зимой (снег выпадает очень редко и, как правило, не лежит долго).

Многие паломники оставляли восторженные отзывы о природе Афона. Греческий писатель XIV века Никифор Григора описывает ее так: 

«Гора Афон достойна удивления как потому, что отличается весьма благорастворенным воздухом, так и потому, что украшена обильной и разнообразной зеленью и весьма щедро удовлетворяет эстетическому чувству её обитателей. Отовсюду, как из сокровищниц, несется благовонный запах цветов; самые чистые солнечные лучи ласкают поверхность горы. Она зеленеет разновидными деревьями, богата рощами и разноцветными лугами, оглашается пением разнообразных птиц; там порхают вокруг цветов рои пчел и наполняют воздух тихим жужжаньем. Все это как бы сплетается в одну удивительную, узорчатую ткань, доставляющую наслаждение не весною только, но во всякое время и пору: все четыре времени года соединяются здесь в непрерывный ряд удовольствий и наслаждений для человека, особенно когда раздается из средины рощи утреннее пение соловья, который как бы воспевает Господа вместе с монахами. Местность орошается многими источниками природных вод; ручейки тихо и тайно друг от друга выбиваются из недр земли, соединяются в поток и тихо журчат, будто бы выполняя особое назначение, – чем дают полную возможность монахам возносить тихие молитвы к Богу. Гора доставляет желающим проводить на земле небесную жизнь большое удобство и в отношении покоя, и в отношении продовольствия. Море, окружающее гору, придает ей еще больше прелести и удобства, не позволяя ей быть вполне островом и затрудняя чрез перешеек сообщение с материком. Словом, всюду здесь видны признаки добродетели — и в природе, и в подвижничества обитателей». 

История Афона от древнейших времен до наших дней

Люди на Афонском полуострове обитали с глубокой древности. Первыми жителями здесь, о которых имеются точные известия, были представители фракийских племен. Само название полуострова, согласно античным легендам, происходит от имени мифического богатыря-великана Афона (по легенде, он бросил в Посейдона огромную скалу и она упала в Эгейское море); другое древнее название горы – Акти (греч. Ακτή – «Утёс»). 

В V веке до н. э. на Афонский полуостров  стали переселяться греческие племена из Халкидики, что способствовало эллинизации местных жителей. С тех пор он был заселен греческими племенами. Основными видами их деятельности были земледелие, животноводство и рыболовство. 
Морские пути, соединявшие Грецию с Востоком по Эгейскому морю, проходили через Афон. Его двухкилометровый пик служил маяком, видным за десятки километров вокруг. 

Во время греко-персидских войн, в V веке до н. э., у южной оконечности Афона разбился о скалы флот персидского полководца Мардония. Несколько лет спустя персидский царь Ксеркс во время очередного похода против греков, чтобы избежать опасного обхода Афонского мыса, приказал прорыть канал в самом узком месте полуострова, в южной его части. Впрочем, усилия по строительству канала были напрасны, переправленный через него флот был разбит в битве с греческими кораблями. Однако следы «Ксерксова канала» видны до наших дней на перешейке около местечка Провлакас.

С IV века до н. э. Афон, как и вся Халкидика, входил в состав империи Александра Македонского. С этой эпохой связана еще одна легенда. По преданию, молодой греческий архитектор Дейнократ предложил высечь из горы гигантскую статую императора, совершающего ритуальное возлияние воды (предполагалось собрать воды горных потоков, текущих по склонам, в огромную искусственную чашу-резервуар в правой руке статуи, откуда она изливалась бы в море). Александру Македонскому понравился этот грандиозный замысел, но от реализации его он отказался.

Со II века до н. э. Афон входил в состав Римской империи. На самом полуострове и в непосредственной близости к нему было расположено несколько небольших городов-полисов: Афос, Аканф, Аполлония, Асса, Фиссос, Олофиксос, Клеонэ, Акроафос, Дион и другие. В Аполлонию, находившуюся у перешейка между Афоном и Халкидикой, по пути из Амфиполя в Фессалонику заходил Апостол Павел (Деян. 17:1). Предание о пребывании Апостола еще много веков спустя сохранилось среди жителей г. Иериссо, возникшего на месте древней Аполлонии.  К началу IV века в Аполлонии было уже довольно много христиан. 

Как уже было сказано, афонское предание рассказывает, как корабль с Божией Матерью в сопровождении Апостола Иоанна Богослова по пути на Кипр и в Иверию штормом прибило к берегам Афона. Когда буря стихла, Божия Матерь сошла на берег. Согласно преданию, в момент схождения Божией Матери на берег языческие идолы сокрушились, а местные жители, выйдя к ней на встречу, поклонились и прославили Ее. «Сие место будет Мне в жребий, данный Мне от Сына и Бога Моего. Благодать Божия да пребудет на месте сем», – сказала Пресвятая Богородица, благословив Свой новый Удел. Афонское предание относит это событие к 44 году от Рождества Христова.

Уже в первые века н.э. в этих краях были христиане. Однако окончательно христианство утвердилось здесь во времена Константина Великого; тогда же в расположенный здесь город Аполлонию был поставлен первый епископ. В этот период и на самом Афоне появились первые храмы (а возможно, и первые монастыри). Житие св. Варнавы, Софрония и Христофора упоминает о том, что преподобные Варнава и Софроний в начале V века посещали афонские обители.  

В VII веке все древние города этой местности пришли в упадок. Между 670 и 675 годами северное побережье Эгейского моря подвергалось набегам арабов, осаждавших Константинополь. Угроза со стороны арабских пиратов, укрепившихся на острове Крит, сохранялась впоследствии еще очень долго. На Афонском полуострове фактически не осталось поселений и он оказался пустынным; единственными его обитателями стали кочевавшие со стадами пастухи.

Устные афонские предания возводят историю некоторых здешних монастырей ко временам Константина Великого. Существует предание о том, что Константин Великий, задумав строительство новой столицы Римской империи, остановил свой выбор на Афонском полуострове. Однако епископ этой местности по имени Марк поведал императору, что это место избрано самой Богородицей. Тогда правитель не только отказался от своих планов, но и построил на Афоне три храма в честь Пресвятой Богородицы около поселений, на месте которых в настоящий момент находятся Карея, Иверский и Ватопедский монастыри. Впоследствии они были разрушены.

Постепенно, с конца VII - VIII вв., здесь оказались сконцентрированы представители практически всех традиций восточного монашества: египетской, палестинской, сирийской. При императоре Константине Погонате (занимал престол в 668–685 гг.), вскоре после VI Вселенского Собора, сюда были переселены иноки из Аравии, Африки и Палестины, изгнанные исламским нашествием из своих древних Лавр – первых очагов монашества.

Уже к IX веку Афон покинули последние пастухи и землепашцы. Указ императора Василия I, изданный в 883 году, письменно утвердил Афон как место исключительного проживания монахов. Преподобные Петр Афонский и Евфимий Новый (Солунский) – два первых известных нам святых афонских насельника.

Особенно духовное значение Афона в качестве всеправославного монашеского центра усиливается с X в. благодаря деятельности преподобного Афанасия Афонского и императора Никифора Фоки. 

Как отмечает известный исследователь истории Афона еп. Порфирий (Успенский), стараниями прп. Афанасия «появились на Афоне большие благоустроенные монастыри и лавры, и в них еще во дни его поместилось около 3000 разнородных монахов, которые пришли из разных стран. Им он дал устав церковный, трапезный и келейный».

Ученики преподобного Афанасия основали на Святой Горе большое число обителей, число которых с каждым годом все более умножалось. К началу XI века на Афоне было уже более 180 монастырей и скитов.

Греки, грузины, сирийцы, сербы, болгары, устремились на Святую Гору и создали здесь свои обители. Кроме восточных стран, здесь имели свои представительства и западноевропейские народы. До середины XIII в. на Афоне существовало три латинских обители: Римская, Амальфийская и Зигу, пользовавшиеся вниманием самого преподобного Афанасия. 

Многонациональный состав святогорских насельников ясно свидетельствует о вселенском значении Афона. Иметь здесь свои представительства стремились центры как восточнохристианского, так и западнохристианского мира. Афон стал символом духовного единения народов, населяющих всю христианскую ойкумену. К этому духовному единству в Х веке приобщилась и Киевская Русь.
Первые иноки-славяне на Афоне появились довольно рано. По крайней мере, есть основания считать, что отдельные выходцы из славянских стран здесь пребывали уже с VII–VIII вв. Известно о неоднократных набегах славянских воинских дружин на эти края, а также об участии славянских воинов-наемников в византийской армии. Такие отряды расквартировывались и на Афонском полуострове. Многие из славянских воинов, служа в византийской армии, принимали христианство, а некоторые из них впоследствии становились монахами. 

Предание болгарского Зографского монастыря утверждает, что его основатели братья Моисей, Аарон и Иоанн Селина пришли на Святую Гору во время императора Льва Мудрого (886–912) и основали Зографскую обитель. 

Зарождение духовных связей Киевской Руси со Святой Горой, как уже было сказано, произошло вскоре после принятия христианства св. равноап. князем Владимиром Киевским, то есть уже в конце Х в.

К этому периоду восходит первое появление киеворусских паломников и иноков на Святой Горе. По всей видимости, они были посланниками киевского князя и его жены – византийской принцессы Анны. К этому же времени афонское предание относит и основание киевским князем Владимиром и его супругой первого древнерусского монастыря на Афоне.

В архивах Великой Лавры св. Афанасия на Афоне хранится древний  святогорский Акт за февраль 1016 года, на котором стоят подписи 21 игумена афонских обителей, и среди них подпись игумена древнерусского монастыря: «Γερασιμος μ(ονα)χ(ος) ελε(ῳ) θ(εο)ῦ πρεσβυτερος κ(αι) ηγουμενος μονις του Ρς». В переводе с греческого она звучит так: «Герасим монах, милостию Божией пресвитер и игумен обители Роса, свидетельствуя, собственноручно подписал». 

Святогорский Акт 1016 г. однозначно подтверждает основание древнерусского монастыря на Афоне еще во времена св. кн. Владимира. Дальнейшая история этой древнерусской святогорской обители прослеживается по сохранившимся в архиве Афонского Пантелеимонова монастыря актам, относящимся к 1030 и 1048 гг. Из них мы узнаем, что древнерусская Свято-Успенская Богородичная обитель «Ксирургу» (греч. ξυλουργός – плотник или древодел) к 1030 г. уже имела статус Игуменария (акт 1), а в указе византийского императора Константина IX Мономаха от 1048 г. именуется Царской Лаврой (акт 3).

Помимо древнерусской и греческих обителей, на Афоне, как уже было сказано, существовали монастыри болгарский (Зограф), грузинский (Иверон), сербский (Хиландарь) и другие.

Постепенно став международным монашеским центром, Афон все более начинает играть особую роль в жизни Церкви. Насельники Святой Горы принимали активное участие в работе Седьмого Вселенского Собора и с тех пор авторитет их мнения не ослабевал в православном мире. К этому периоду Афонское монашество существовало уже в трех формах: отшельнической, скитской и киновийной (общежительной).

В период расцвета монашества на Афоне здесь существовало около трех сотен монастырей. Однако упадок Византийской империи, крестовые походы и нападения на Афон крестоносцев, униатов, каталонцев, турок и пиратов привели обители к серьезному запустению.

В 1274 году была принята Лионская уния. По приказу папы римского и императора Михаила VIII Палеолога на Афон был отправлен отряд солдат, который силой пытался принудить афонитов принять унию. Он опирался в том числе и на латинский Амальфийский монастырь, что привело впоследствии к его упразднению. Некоторые монастыри на Афоне под давлением военного насилия приняли унию. Однако большинство святогорских обителей и Протат оказались в оппозиции к императорской политике. На несогласных обрушились суровые репрессии: пострадали Зограф, Иверон, Ватопед и другие обители, многие их насельники были казнены или изгнаны с Афона. Как сообщают древние источники, «рассеялись отряды их (латинян) всюду по Св. Горе, и нигде не скрылась от нападения их ни обитель, ни пирг, ни келлия, ни другое какое жилище иноческое, но все со всеми и внешними предметами разрушили и предали огню.

В 1308 году Святую Гору постигло новое испытание – нашествие каталонских рыцарей. Эти наемники из нынешней Каталонии в Испании были привлечены византийским императором для борьбы с турками, но вскоре обратили свое оружие против Византии. Утвердившись с 1308 года по соседству со Святой Горой, на полуострове Кассандра, каталонцы в течение трех лет производили свои опустошительные набеги, от которых сильно пострадал весь Афон. Здесь они убили многих монахов и до основания разрушили несколько обителей, в т.ч. и древнерусский монастырь св. Пантелеимона, известный ныне как «Старый» или «Нагорный» Русик.

В 1333 году Андроник III Младший обращается к Папе Иоанну XXII (1316–1334) с просьбой о помощи против турецких вторжений, в Византию приходят сицилийские отряды, с которыми повторяется «каталонский сценарий»: они не только помогают в борьбе с турками, но и грабят местное население и монастыри, в связи с чем Андроник III направляет Проту послание, в котором указывает на необходимость афонским инокам «переселиться в наиболее неприступные крепости и укрепленные монастыри».

Со временем усиливаются нападения турок, орудуют в Эгейском море и неконтролируемые ватаги морских пиратов. И все они не упускали возможности напасть и ограбить беззащитных афонских иноков.

О масштабе катастрофы, случившейся с Афоном в этот период разбойничьих нападений и грабежей, свидетельствует то обстоятельство, что число обителей за это время сократилось с трех сотен до двадцати пяти.

Тем не менее, в XIV веке именно Афон становится центром исихастского возрождения, а его влияние обретает новую силу во Вселенском Православии. Прежде всего, это связано с деятельностью афонского подвижника святителя Григория Паламы. Под его влиянием в 1341 году на Соборе в Константинополе был утвержден Святогорский Томос, направленный на защиту святогорского исихазма. Афонское исихасткое учение стало официальной доктриной Восточной Церкви. Следствием этого стал значительный рост духовного влияния Святой Горы, взрастившей это движение. Афон стал важнейшим духовно-культурным и мистическим центром не только для жителей Византии, но и для болгар, сербов, валахов, русинов. Отсюда влияние афонских исихастов распространилось на весь православный мир. А афонское иночество исправно «поставляло» церковных иерархов большинству православных стран юго-восточной Европы, в т.ч. и на Русь.

Монахи и церковные деятели Руси в это время совершают частые поездки на Афон, а по возвращении обратно привозят с собой на Русь вновь переведенные святоотеческие творения. Так, в XIV–XV вв. выдающимся афонитом, внесшим большой вклад в развитие отечественной духовности и культуры, был митрополит Киевский (1375–1406 гг.) свт. Киприан (Цамблак). Другим выдающимся подвижником-исихастом, который внес весомый вклад в развитие отечественной духовности, культуры и письменности, был ученик афонских старцев – митрополит Григорий Цамблак (†1452), оставивший после себя больше трех десятков ценных литературно-богословских произведений .

Яркими продолжателями и носителями афонского наследия этого периода были преподобные Сергий Радонежский и Кирилл Белозерский. Плодом их духовных трудов стал расцвет северорусского монашества, который принято называть «Северной Фиваидой». 

Важный вклад в восстановление связей между Русью и Афоном совершили позднее афонит Максим Грек, а также преподобный Нил Сорский, который был подвижником древнерусской обители на Афоне.

В 1424 году, с падением Византийской империи, произошло окончательное подчинение Афона османским завоевателям. Афонские монастыри облагаются непомерными данью и налогами. При султане Селиме II (1566—1574) святогорские обители были лишены всех своих владений за пределами Святой Горы. Многие монастыри угодили в долговую яму, другие стали очень быстро беднеть. От окончательного исчезновения их спасала лишь помощь ктиторов из православных стран и особенно Молдавии и Валахии.

Несмотря на мусульманское владычество на Востоке, Святая Гора осталась хранительницей православного предания и школой христианского аскетизма. Святогорские обители постепенно превратились в духовные центры, давшие порабощенным балканским народам образованных учителей, священнослужителей, патриархов и богословов.

Важную роль Афон и его подвижники сыграли в борьбе с Брестской унией и возрождении православия в Украине в XVII в. Под их влиянием в Украине пишутся новые полемические произведения, открываются школы, переписываются и печатаются книги. В частности, тесные связи с Афоном поддерживал князь Константин-Василий Острожский, а в основанной им Острожской академии преподавали афонские монахи Иов Княгиницкий, Киприан Острожанин, Исаакий Борискович и другие. Основавший в 1615 г. Киево-братскую школу игум. Исаия (Копинский) поддерживал тесные связи с афонскими подвижниками и испытал на себе их сильное влияние.

В православном антиуниатском Соборе 1596 г., проходившем в Бресте под председательством экзарха Вселенского Патриарха Никифора, активное участие принимали представители Святой Горы Афон – архимандрит Русского Свято-Пантелеимонова монастыря Матфей и архимандрит монастыря Симонопетра Макарий. Другой афонский старец Иосиф, проповедник и протосинкел Александрийского патриарха, помогал переводить святоотеческие творения.

Самым выдающимся из украинских афонитов того времени был прп. Иоанн Вишенский. С ним тесно были связаны другие украинские афониты – преп. Иов Княгиницкий, блаженный Киприан Острожанин, Исаакий Борискович, Афанасий Межигорский, Иоасаф Густинский, Иосиф Кориатович-Курцевич и другие.

Тесные духовно-культурные связи с Афоном в это время поддерживали Киево-Печерский, Почаевский, Трахтемировский, Самарский, Манявский и многие другие монастыри Украины. Влияние Афона на духовно-культурное возрождение в Украине было таким значительным, что на Соборе Киевской Митрополии 1621 г. в специальном постановлении, известном под названием «Советование о благочестии», предлагалось «посылать русинов, склонных к благочестию, на Афон, как в школу духовную».

Выдающимся афонитом, чья судьба тесно связана с Украиной, был и святитель Афанасий III (Пателарий), патриарх Константинопольский, Лубенский чудотворец (+1654) .

Украинское казачество также поддерживало тесные связи с Афоном, приглашало оттуда опытных наставников и старцев, делало щедрые пожертвования на монастыри Афона, осуществляло паломничества, а нередко казаки и сами принимали на Афоне монашеские постриги. При их активной поддержке на Святой Горе в середине XVIII в. были созданы казачьи скиты «Черный Выр» и Святого Пророка Илии, в которых подвизались преимущественно бывшие запорожские казаки, принявшие монашество. Создателем Ильинского скита был выдающийся выходец из семьи полтавских казачьих священников прп. Паисий Величковский, положивший начало «филокалическому возрождению» и возобновлению утраченных традиций старчества и исихазма. Его учениками были старцы Нямца и Драгомирны в Румынии, Оптиной, Глинской и Святогорской пустыней, Валаама и многих других знаменитых обителей в России и Украине.

Серьезные бедствия Афон пережил в начале XIX века в связи с началом греческой национально-освободительной революции. Греческое восстание 1821 г. турки пытались жестоко подавить. Был повешен в Константинополе Вселенский патриарх Герман, а вместе с ним казнен ктитор Русика Скарлат Каллимах. В 1822 г. в греческой Македонии салоникский паша истребил до 5 тысяч мирных жителей, были сожжены многие деревни. 

В виде исключения, ради спасения жизней тысяч людей, Афон тогда приютил около 8 тысяч женщин и детей и организовал их вывоз в более безопасные области Южной Греции. За поддержку греческого восстания турки мстили афонским монахам. Только в тюрьме города Салоники было казнено 62 святогорских инока. Кроме того, на Афонском полуострове турки разместили военный гарнизон из нескольких тысяч турецких солдат, а святогорских игуменов отправили в Стамбул в качестве заложников.  

Греческая национально-освободительная борьба длилась более 10 лет. За это время Афон фактически полностью был опустошен. Новые иноки на Святую Гору не поступали, а прежние, в большинстве своем, покинули Афон на время войны. Бесчинствовавшие на Афоне турецкие гарнизоны подвергли грабежам и разорению большинство афонских монастырей и скитов.

С трудом Афон возобновлялся после ухода турецких солдат. Однако уже вскоре здесь наблюдается новый расцвет монашества.

Вторая половина XIX в. ознаменовалась в истории Афона массовым притоком монашествующих из украинских, великороссийских, белорусских, молдавских губерний Российской империи. Уже в начале ХХ века число монахов из пределов Российской империи на Афоне составило 5000 (из них свыше 2000 — в Пантелеимоновом монастыре), тогда как греков на Святой Горе было 3900, болгар – 340, румын – 288, сербов – 120 и грузин – 53.

В результате I Балканской войны Святая Гора в 1912-13 гг. на Афон были введены греческие войска, что ознаменовало его присоединение к Греческому королевству. 

Когда на Лондонской мирной конференции 1913 г. обсуждалась судьба Афона как автономного всеправославного центра, существовавшее на Афоне «Братство русских келлий Афона» выступило с инициативой, чтобы Святая Гора оставалась автономной монашеской республикой под покровительством православных государств, издревле имеющих свои обители на Афоне: Греции, России, Сербии, Болгарии и Румынии. Тогда же Братство пыталось поднять вопрос о предоставлении Пантелеимонову монастырю статуса Лавры, Андреевскому и Ильинскому скитам – статуса монастырей, а крупным русским келлейным обителям – статуса скитов. Однако эти предложения Братства так и не были реализованы, многочисленные русские обители так и не смогли получить статус скитов, а со временем и вовсе прекратили свое существование.

В мае 1924 года Священным Кинотом была принята «Уставная Хартия Святой Горы Афонской» («Новый канонизм»), являющаяся своего рода Конституцией монашеской автономной республики. Она закрепляла юрисдикцию Греческого государства над Святой Горой. Законодательно этот документ официально утвержден парламентом Греции в 1926 году. Также Хартией и греческим законодательством закреплено духовное подчинение Святой Горы Вселенскому Патриархату.

В годы Второй мировой войны Афон испытывал бедственное положение, во многих монастырях царил голод.В этот период здесь располагался немецкий военный гарнизон. Сюда же приезжали делегации немецких ученых, изучавшие древние монашеские исихастские практики и архивы святогорских монастырей.

Большой ущерб был причинен Афону в ходе Гражданской войны в Греции (1944–1949), когда военные действия были перенесены на территорию Афонского полуострова. Несколько монахов было расстреляно и брошено в заточение. Такие известные подвижники, как о. Софроний (Сахаров) и о. Василий (Кривошеин) были арестованы и выдворены с Афона.

После Второй мировой войны и до 1971 года на Афоне наблюдалось значительное сокращение насельников: их число уменьшилось с 10500 до 1145 человек. Обители фактически не пополнялись молодежью и в них оставались одни старики. Особенно сильно пострадало славянское монашество на Афоне. Из-за отсутствия в течение 80 лет притока новых монахов из СССР русские обители на Святой Горе оскудели численно. В результате, Андреевский и Ильинский скиты, а также многочисленные русские келлии и каливы на Афоне опустели и подверглись разрушению.

Многим наблюдателям казалось, что конец Афона близок и уже выдвигались проекты превращения Святой Горы в огромный музейный комплекс и туристический центр.

Однако с 1970-х гг. начинается постепенное возобновление афонского монашества. Во многом это связано с деятельностью учеников старца Иосифа Исихаста. 

К 2001 году население Афона составляло уже 2262 человека.

Ныне на Афоне действует 20 монастырей, а также десятки скитов, келлий, калив и исихатерионов. И каждый из них за свою многовековую историю был неоднократно осенен милостию Небесной Покровительницы. Она по праву считается Игуменией Афонской, а от Божественного лика Пречистой на святых иконах в каждом из святогорских монастырей неоднократно происходили чудеса, вразумления и наставления.